Институт Косметологии НГМУ
 


РиП
© 2006 - 2014
Архив

г. Новосибирск,

Главный корпус НГМУ,
3 этаж, правое крыло

Тел/факс: +7(383)
Мы работаем с 9-00 до 18-00

Центр медицинской косметологии (Институт косметологии) ГБОУ ВПО НГМУ Минздравсоцразвития России

Раздел:Архив / Тезисы за декабрь 2007 г.

Особенности подготовки и техника операций при микрохирургической блефаропластике

Нами наблюдалось 156 пациентов в отдаленном периоде после эстетической блефаропластики. Началом отдаленного периода считался 13 месяц после проведения операции.
До операции пациентов осматривал хирург, терапевт анестезиолог. Всем больным производились общие и биохимические исследования крови и мочи, ЭКГ, серологические исследования крови на сифилис и ВИЧ-антитела, а также рентгеноскопия грудной клетки.
Чаще всего на такую операцию попадали женщины в возрасте от 40 до 50 лет. При предоперационном обследовании применялись стандартные общепринятые методики: щипковый метод, метод ретракции и тест «глубокой складки». Мы разработали специальную предоперационную карту, куда заносили все обнаруженные изменения.
Все больные в зависимости от степени инволюционных изменений распределялись на 4 группы. В первую группу вошли пациенты самого молодого возраста (обычно от 35 до 40 лет. Кожная складка у них при использовании метода щипка обычно не превышала 0,5 см. Вторая группа была сформированана из пациентов 41-50 лет. Ширина кожной складки у них обычно колебалась от 0,5 до 1,0 см. В третью группу вошли пациенты с кожной складкой до 1,2 см. Это были больные, как правило, в возрасте от 46 до 54 лет. И четвертая группа – пациенты в 55 лет и старше. У них обычно складка кожи колебалась от 1,3 см. и больше.
Обследование пациентов проводилось сидя и лежа при взгляде прямо и вверх, а также тогда, когда глаза у них были закрыты. При этом определялись истинные грыжевые выпячивания, оценивалось состояние круговой мышцы глаза, а также наружной и внутренней связок век. Тест с наклоном головы использовался для дифференциальной диагностики истинных грыж от хронического отека и лимфостаза. Фотографии пациентов делались в разных проекциях как до, так и в различные сроки после операции. Результаты фотографий сравнивались между собой.
Всем больным проводилось тщательное офтальмологическое обследование: определялась острота зрения с коррекцией, поле зрения, рефракто- и офтальмометрия, проводилось исследование внутриглазного давления и тест Ширмера.
Кроме клинического обследования при микрохирургической блефаропластике делались морфологические исследования удаленного материала. Для этого во время операции делали забор кусочков иссеченной кожи.
Морфологические исследования были проведены на кафедре патанатомии Новосибирской государственной медицинской академии.
При первой и последующих консультациях мы старались установить, насколько проблемы внешности влияют на качество жизни пациента. Перед зеркалом объясняли ему ход будущих разрезов, альтернативные методики, информировали его о возможных результатах и осложнениях.
Противопоказанием для таких операций мы считали пациентов с неуравновешенной психикой и тех, которые предъявляли завышенные требования. Колеблющихся больных также старались не уговаривать. Не производились операции у лиц с хроническими соматическими заболеваниями (туберкулез, тяжелая форма сахарного диабета и т.д.) и глазными заболеваниями (хронический блефароконъюнктивит).
После окончательного решения о возможной операции пациентам представлялась специальная распечатанная информация о поведении пациента до и после процедуры и специальный договор-согласие на операцию в котором указывались все возможные осложнения. Этот договор подписывался пациентом и один его экземпляр вкладывался в историю болезни, а другой (копия) выдавался на руки пациенту. Он заранее предупреждается о своей ответственности за дачу неверной или неполной информации о себе и своем здоровье. Пациент являлся в клинику утром в день операции. Мы старались, чтобы от времени начала премедикации (делается в предоперационной палате инъекция анестетика типа баралгина 2,0 и седуксена 1,0.) проходило не более получаса. Оперирующий хирург сам делает разметку маркером (тонкий маркер 0,5 мм), намечая полоски избыточной кожи. Намечался нижний край складки нависающего века (обычно в 9 – 11 мм выше ресничного края). С помощью специального микропинцета определялся верхний край складки с маркировкой его в виде череды точек. Внимательно контролировали, чтобы нижний край разреза продолжал линию края нижнего века при закрытых глазах, а линию наружного угла рисунка направляли кверху и к концу брови. С помощью специальной линейки проверяли размеры и симметричность рисунков обоих глаз. Ширина удаляемой складки верхнего века обычно составляла 1/3 высоты века и колебалась от 7 до 15 мм.
Линию разреза нижнего века намечали вначале под слезной точкой и далее - на расстоянии 2 мм от ресничного края и проводили на 1,0 – 1,5 см за наружный угол глаза обычно по средней или нижней борозде «гусиной лапки». По окончании разметки пациента осматривали в положении сидя, с закрытыми глазами для определения правильной симметричности разметки.
Все операции делались в индивидуальной операционной микрохирурга. Длительность операции колебалась от 25 минут до нескольких часов (если блефаропластика сопровождалась другими омолаживающими операциями на лице).
Операция обычно проводилась под местной анестезией. Местная анестезия производилась 1% раствором лидокаина 2,0 с добавлением 0,1 адреналина 1:1000 на каждое веко. Инъекция проводится из одной точки в виде поверхностной инфильтрационной анестезии между кожей и круговой мышцей. Кроме местной анестезии иногда при сочетанных операциях использовали внутривенный наркоз. В этом случае больные во время операции находятся в сознании, чаще спят. Обычно выбор метода операции зависел от степени инволюционных изменений век и зоны орбиты.
Большинство пациентов оперировались одномоментно на верхних и нижних веках. Все операции проводились только микрохирургическими методиками с использованием операционного микроскопа фирмы «Оптон» и микрохирургического инструментария под 8 – 12 кратным увеличением микроскопа.
Операция на верхнем веке заключалась в том, что после разреза кожи тонким микроскальпелем и изогнутыми микрохирургическими ножницами удаляли маркированную полоску кожи вместе с подлежащей мышцей. Вскрывали фасциальную перегородку в центре. Умеренно давили пальцем через нижнее веко на глазное яблоко. В этот момент происходит смещение внутриорбитальных грыж кпереди. Осторожно вскрывали центральный карман. Выпадающий в рану жир оттягивали микропинцетом, отсекали и коагулировали микрокаутером. Тупо отсепаровывали ткани в медиальном углу, находили жировой карман, вскрывали его и аналогичным образом удаляли жировую ткань из внутреннего кармана. Причем цвет жира в обоих карманах значительно отличается. Грыжевые мешки иссекали очень экономно, так как их полное удаление создает вид запавших глаз). У 10 пациентов был диагностирован инволюционный птоз. Одномоментно с блефаропластикой мы использовали собственную методику по устранению птоза. Если до операции диагностирована ассиметрия бровей, то на стороне опущения нами иссекался менее широкий лоскут, чем на противоположной стороне. Если при осуществлении блефаропластики у азиатских женщин был выражен эпикантус, то через три месяца мы проводили операцию устранения эпикантуса по собственной методике. Таким образом, технология операций микрохирургической блефаропластики имеет свои особенности, которые оформлены нами в виде двух патентов России.

Е.В.Лантух // г.Новосибирск



 

 

"